Сними меня, фотограф

Сними меня, фотограф

Ижевский зин, покоривший немцев и французов

Ижевский район «Малиновая Гора» ака «Малиниха» обзавелся собственным зином. Фотограф Евгений Петрачков выпустил на собственные средства фото-проект в виде книжечки с фотографиями.

Так уж получилось, что Женю я знаю около восьми лет, а знакомство наше произошло именно там - в волшебном, не без доли романтики месте под названием «Малиновая Гора». Завод ячеистого бетона, прудик и похожие друг на друга падики с изъеденными яркой биографией подоконниками, были нам знакомы и родны. Как фотограф он стал известен общественности благодаря участию в яхтенной фотографической экспедиции«От Белого до Черного моря», а также после поездки в Индию, где он собрал отличный материал. Когда же вышел зин «Малиниха. Гордость двора», я не могла не приобрести экземплярчик с автографом, а также не расспросить автора о жизни, фотографии и многом другом.
Рита: Привет, Женя. Не думала, что когда-либо буду брать у тебя интервью, как ты к ним относишься?

Евгений: Привет. Я один раз давал интервью и мне не очень понравилось. Мне приходилось объяснять какие-то простые вещи.
Тогда будем считать что это не интервью, а просто дружеская беседа. Расскажи что ты делаешь в Ижевске?
Да просто я уволился отовсюду и решил немного отдохнуть. У вас тут лето, жара, вот я и приехал отдохнуть две недели, а потом поеду в Москву.
Ты же приехал из Питера. Расскажи как ты там пожил, поделись впечатлениями и скажи почему решил перебраться в Москву?
Все просто. В Москве больше денег и возможностей. Все-таки мы живем в России, тут сохраняется централизация власти, культуры, всего. Я думал поступать, но очень сильно сомневался и передумал. Потому что если бы у меня были деньги, на которые можно жить в Москве три года не работая, я лучше бы свой проект какой-нибудь сделал.
Есть у тебя какие-то конкретные планы, связанные с Москвой?
Пока план у меня найти квартиру, работу. Покорить Москву у меня планы.
То есть фотографией ты не собираешься зарабатывать? Это хобби?
Фотография всегда была хобби. Я не знаю кто может зарабатывать этим на жизнь, только может какие-то исключительные уникумы. Хотелось бы пробиться в московский и российский культурный круг.
Не получится так, что ты переедешь в более комфортную Москву и расслабишься?
В Питере вот совсем не расслабленная жизнь. Они не на чиле, им просто на все пофиг абсолютно. Некоторые ошибочно это принимают за расслабленность. Так что переехав в Москву, я точно не расслаблюсь. Главное понимать кто ты есть и что ты хочешь делать. Остальное не важно, в Москве ты или в Питере. К тому же, я даю возможность месту повлиять на меня. Иногда надо, конечно, больше мозгов включать. А вообще я бы хотел поучиться где-нибудь заграницей. Там есть хорошие школы.
Хотела бы разузнать у тебя про твой зин «Малиниха». Почему именно зин, а не другой формат?
Сейчас это единственный перспективный путь - фотокниги, зины. Эта индустрия стремительно развивается. А что я еще могу сделать как автор? Отчасти это бунт против цифрового общества. Просто люди хотят материализовать то, чем они занимаются. В итоге у меня получился зин. Мне захотелось пощупать то, что я делаю.
В том интервью речь шла о репортажной фотографии, и ты говорил, что наши люди не хотят замечать некрасивую картинку, которая реально существует. В журнале «Малиниха» тоже показана не самая красивая картина реальности. С эстетической точки зрения у тебя все круто, но среднестатистический россиянин привык когда все красиво и приглажено. Он не очень терпит наличие на фото вещей подобных пьянице или спящему бомжу на лавочке. Как люди воспринимают твой зин?
Нормально в основном. Сейчас актуальна вся эта «эстетика ****** [захолустий]» и тому подобное. Людям необходимо визуализировать то, где они живут. А те, кому эти фотографии кажутся «неудобными» и стыдными, просто комплексуют на свой счет.
Почему ты выбрал именно «Малиниху»?
«Малиниха» - это мое ощущение и желание провести некоторую черту в моей жизни. Мне хотелось показать откуда я родом. К тому же, как выяснилось, жить в Ижевске я уже не могу. Вообще мой зин он не только про «Малиниху», это о любом другом районе, где есть хрущевки, теплотрассы, подъезды. Этот зин можно было назвать «Буммаш» или «Машиностроитель» разницы бы не было.
Какие периоды жизни попали в твой объектив?
Тут запечатлено 5 лет - с 2010 по 2015. Это долгосрочный проект. Я начал его снимать пока учился в университете.
Ты принципиально не снимаешь в цвете?
Нет, я снимаю сейчас и в цвете, и в чб. Это вопрос материала просто. В «Малинихе» черно-белые снимки хорошо легли по идее. Потому что это мое прошлое.
Подписей под твоими работами нет, и, тем не менее, на последней странице есть обозначения, для чего они?
Это не названия, это просто ассоциативный ряд. И каждое слово присуще какому-либо развороту.
Это сделано чтобы помочь зрителю разобраться в разворотах?
Нет. Я делал это в первую очередь для себя. Зритель нашелся - ну и хорошо. Если бы я ждал, что кто-то профинансирует меня, этого бы никогда не случилось. Нужно смотреть правде в глаза. Здесь мало кому это нужно. Поэтому без компромиссов.
А как обстоят дела с продажами твоего зина?
В России не очень, а за рубежом весьма неплохо. У меня один магазин в Берлине купил 9 экземпляров. Все продажи идут через фейсбук. Еще мой зин покупали во Франции, ФотоДепартамент взял на реализацию. В Москве проходит выставка-ярмарка самиздата и зинов, там мой зин тоже представлен. У меня маленький тираж, мне проще продавать его через интернет, чем отдавать куда-то на реализацию, где это будет лежать и пылиться. Например, мои зины из ФотоДепартамента продаются только за границу.
А что нашим людям жалко денег или они не в состоянии этого оценить?
Даже если это им нравится, они не готовы отдать деньги за подобный продукт. Им даже не столько жалко денег, сколько просто нет еще этой культуры. Люди за границей это все понимают. Там уровень визуальной культуры выше. В России половина людей не понимают, что фотография - это искусство. Другая половина, которая уже по-прогрессивнее, понимает что это искусство, но опять же современное.
Когда я ходил куда-то устраиваться на работу в 12 или 13 году, то мужчина пузатый в галстуке тыкал пальцем в одну из моих фотографий. А там была девочка с котом чуть ниже Детского Мира на фоне пятиэтажек, и газель на заднем фоне. А он тыкал пальцем и спрашивал: «Зачем ты снял эти обшарпанные дома и разрисованную газель?». Но я же не виноват, что в центре у нас такие дома. Меня интересовала девочка с котом.
Может быть и правда всем нужен глянец и красивая картинка?
Пускай. Конечно он им нужен. В итоге они его и получили. Посмотри, кругом один глянец.
На ФотоДепартаменте твой зин стоит 450 рублей, как ты оценивал собственное произведение, не считая затрат на полиграфию?
Я не знаю. Я вышел в ноль. Мне это нравится. Дай бог здоровья тому печатнику, который это напечатал. Все были удивлены, что печать получилась хорошая. В Питере есть хорошая типография Синэл. Они находятся на советском заброшенном заводе. Думаю, что если бы я не переехал в Питер, я так и не напечатал бы этот проект никогда.
В принципе, чтобы сделать хороший проект не нужно много денег. На год нужно тысяч 350-400. Но у нас нет ни меценатов, ни людей, заинтересованных в этом. Хотя я знаю, что есть богатые люди, владеющие капиталами, которые хотят вложиться не ради прибыли, а чтобы оставить свой след в истории.
А как же гранты и крауд-фандинг?
Наш двухгодичный проект «От Белого до Черного моря» был на крауд-фандинге. На первой выставке побывали все нужные люди, где всем все понравилось, но на второй год никто особо не скинулся. Есть люди, у которых в России покупают работы. Я бы хотел продавать свои фотографии и жить только на это. А еще все уперлось в то, что сейчас каждый фотограф. Как сейчас отличить фотографа от не фотографа? На данный момент - это печатное издание. Настоящих печатают.
В прошлом году в Грифоне у тебя была персональная выставка. Расскажи о своих впечатлениях?
Я снимал этот проект на протяжении трех месяцев, и мне было важно показать его ребятам из команды. На выставке я присутствовал виртуально по скайпу. Просто все отреагировали на этот проект как на проект про спорт, но это было не про спорт совершенно. Это был анализ культуры, про то, в каком она сейчас находится состоянии. Выставка была слишком няшная, некоторые якобы жесткие снимки мне просто не разрешили выставлять. Видимо они попали под какую-то цензуру.
И как ты к этому отнесся? Приемлема ли цензура в документальной фотографии?
Кто скажет что приемлема? Тут ничего не поделаешь. Фотография - это всегда цензура. Многие люди просто боятся, что их снимут и выложат куда-нибудь в интернет. Поэтому мне нравятся больше простые люди, как мои герои с «Малинихи», которые сами просят их сфотографировать.
Чему ты отдаешь предпочтение пленке или цифре? Имеет ли это для тебя значение?
Сейчас я перешел полностью на цифру. Раньше я снимал на пленку, потому что это было дешево, как ни парадоксально. Сейчас пленка стоит порядка 400 рублей за ролик. Это просто безумие какое-то. Я даже остатки пленки продал в Питере. В итоге купил себе камеру. Сейчас в моем арсенале 3 цифровых аппарата, я бы еще один прикупил, и вопрос с техникой будет закрыт. А вообще переход с пленки на цифру занял у меня около полутора лет. У цифры должен быть свой визуальный язык, и сейчас он поглощает пленочный.
А что будет дальше?
Поскольку я год прожил в Питере, то будет проект и может быть зин, посвященный этому периоду жизни. Он будет очень артовым. Прямо артовым-артовым как и все в Петербурге. Его можно будет увидеть на моем сайте. Выложу ссылку в фейсбуке. Это будет ближе к зиме. Мне нужно еще проявить пленку, отсканиаровать ее.
comments powered by HyperComments
Материалы по теме
Есть ли жизнь за барной стойкой?
На прошлых выходных поговорили о коктейлях и образе жизни с Александром Ивановым, представителем независимой ассоциации барменов «Mr. Bartender» и работником бара «Сегодня можно»
0:28
Интервью с одним из самых немногословных и загадочных ижевских музыкантов
Есть ли жизнь за барной стойкой?
На прошлых выходных поговорили о коктейлях и образе жизни с Александром Ивановым, представителем независимой ассоциации барменов «Mr. Bartender» и работником бара «Сегодня можно»
0:28
Интервью с одним из самых немногословных и загадочных ижевских музыкантов