Атомный блюз

Беседа с организаторами аниме и гик фестиваля «Акибан»

27 августа в Ижевске состоится 12 ежегодный аниме и гик фестиваль «Акибан». В этом году мероприятие снова проходит в ДК «Аксион» и носит название «Атомный блюз». Мы решили встретиться с организаторами фестиваля накануне мероприятия, чтобы познакомиться, обсудить новинки аниме и расспросить их о грядущем событии.

НС: Привет, когда в Ижевске появилось аниме?

Хиса: Все начиналось в 1997 году, когда в Ижевске было два неофициальных аниме-клуба, где собирались люди со схожими интересами. Они назывались «Эсфирь» и «Анимания».

Вова: Небольшая ремарка — это были времена, когда ничего нельзя было скачать. Все распространялось на видео и аудиокассетах.

Хиса: И дискетах. Некоторые люди знакомились и общались между собой по переписке. Писали бумажные письма! Из-за этого мы не знали о существовании друг-друга. В итоге с развитием клубов наладились партнерские взаимоотношения и было принято решение об организации фестиваля.

НС: Как вы попали в мир аниме и пришли к фестивалям?

Марина: Я достаточно поздно пришла в это всё, лет 10 назад, в те далекие времена, когда ещё не было доступного интернета и торрентов. На первом «Акибане» меня не было. На тот момент я была просто сторонним наблюдателем, смотрела дома аниме, ходила в один чудесный магазин и там обменивала диски за 10 рублей. В один момент на глаза мне попалась реклама кафе «Верон», когда-то находившегося за торговым центром «Медведь». Сейчас там «Кружка за кружкой», а в те времена это было небольшое кино-кафе. Из рекламы я узнала, что некие ребята устраивают там аниме-показы. Они брали небольшой сериал продолжительностью в 12-13 серий, приглашали своих друзей и знакомых. Учитывая, что средняя серия длится 24 минуты, такие показы не занимали много времени, а после просмотра можно было пообщаться с единомышленниками.

В основном там собирались представители одного из аниме-клубов города и несколько человек просто зрителей. Я познакомилась там с одной девочкой, у которой дома был целый шкаф с аниме-дисками, ещё у неё был самый важный гаджет того времени — пишущий dvd привод. Я стала к ней заходить со своими болванками и кое-что записывать из её коллекции. С этого и началось моё общение с человеком, придумавшим «Акибан». Постепенно наше общение переросло в дружбу. Потом у меня была первая поездка на фестиваль в Воронеж с довольно активным и выездным клубом «Эсфирь». Так и получилось, что последние 10 лет я занимаюсь организацией фестивалей.

НС: Полагаю, что это были далеко не самые худшие 10 лет…

Марина: Конечно! Я очень рада, что в моей жизни продолжается период активного общения внутри клуба. За это время кто-то уже отошел от клубных дел, успел обзавестись детьми. С большинством из одноклубников за годы общения мы стали близкими друзьями. Наше общение давно вышло за рамки совместного просмотра аниме. Мы вместе путешествуем. Мне будет о чем вспомнить в старости — в моей жизни был такой прекрасный, яркий период. Хотя почему был, он все ещё продолжается, но может быть уже в несколько ином статусе.

Хиса: Аниме для меня — это заниматься всем, что с ним связано. Ведь это довольно многогранное занятие: кто-то поет, кто-то рисует, кто-то делает сценические выступления, шьет костюмы, фотографирует. Есть те, кто делает вообще всё из этого списка.

Моё увлечение аниме началось в 7 лет. В 90-е по телевизору показывали сериал 美少女戦士セーラームーン и таким образом я познакомилась с этой культурой. Понятия не имею кто засунул в то время в телевизор этот мультсериал. Моя старшая сестра, проживающая сейчас в Америке, была одним из организаторов клуба «Анимания», к которому мы с Вовой принадлежим. В клубе было 4 основных основателя. Несмотря на то, что я была младшей сестрой одного из учредителей «Анимании», в клуб меня приняли лишь по достижению совершеннолетия. Это возрастное ограничение у нас сохранилось до сих пор. Нам нужны те, кто может нести ответственность за себя и свои поступки. 

Я отношу себя ко второй волне «Анимании». В первоначальном варианте это был очень камерный клуб. Люди просто собирались в школе по воскресеньям поговорить, обменяться дисками. Постепенно на дни рождения клуба у нас стали проводиться какие-то мероприятия. И в определенный момент мы решили, что наши мероприятия можно и нужно показывать зрителям. Так мы и оказались на «Акибане».

Марина: Стоит заметить, что на тот момент в России проходило всего 3 подобных мероприятия. Одним из первых был воронежский фестиваль. Он знаменит тем, что не имеет конкурсной программы. Туда приезжает вся старая тусовка, собирается много сильных команд. Размах у них потрясающий, организаторы снимают свежеотстроенный концертный зал на 3 000 человек, демонстрируется много качественного контента.

НС: Почему в Воронеже всё так круто?

Марина: Исторически сложилось так, что там подобралась довольно сильная команда организаторов. Те ребята, которые стояли у истоков фестиваля создали компанию «Реанимедия», занимающуюся лицензированием аниме в России.

Хиса: Вернусь к своей истории. Когда я пришла в этот клуб, он ещё базировался в школе. Потом был период, когда к нам в город приехал Ryozo Teruoka. Надо понимать, что в те годы в Ижевске вообще было мало иностранцев, а тут вдруг появился настоящий японец. Мы с ним моментально связались и пригласили в «Аниманию» вести курсы японского. С этого момента внутри клуба началась какая-то движуха, мы поняли, что нам есть куда расти. С первых фестивалей мы занимаемся косплеем. На «Акибане» был мой первый официальный косплей. Первым выступлением было айкидо. На мне был тематический боевой костюм с хакамой, касаде, деревяным мечом — бакеном. Этот костюм не принадлежал никакому аниме, но входил в тематику. Сейчас, конечно, мы всё делаем по фэндомам.

Марина: Показательным для меня будет именно этот 2016 год. Мне хочется всё сфотографировать и сравнить. Потому что в этом году по аниме ブリーチ будет внеконкурсное дефиле на 50 человек, и именно с этим фэндомом в составе около 20 человек впервые выезжала «Анимания». Когда мы только входили в эту тусовку у нас практически ничего не было.

Хиса: Париков не было. Линз не было. Мы шили все сами. Картон, изолон, габардин и вперед!

Вова: Некоторые даже волосы гуашью красили. Сперва обесцвечивались, а потом уже краску наносили.

Марина: Для того, чтобы скосплеить персонажа важно быть на него похожим максимально. Просто сшить костюм недостаточно. И если мы будем сравнивать фотографии 10-летней давности с тем, что есть сейчас, это будет Небо и Земля, точнее даже Земля и Луна. И, тем не менее, есть люди, которые настолько увлекаются крафтом, что делают целые доспехи и оружие. Некоторые даже танки делают собственными руками и потом вывозят их на сцену. Я, наверное, никогда не забуду получасовую попытку вытащить на сцену подобный костюм на фестивале в Казани.

Вова: Да, ребята тогда сделали Warhammer 40k — космо-десантника с рабочей механикой ног. Нога сгибалась в трех сочленениях. Это что-то!

Хиса: Когда я пришла в клуб, наступил этап совместного сотрудничества. В 2006 году у нас прошел второй «Акибан», а в 2007 был выездной косплей ブリーチ, в котором участвовало 34 человека. Мы ехали в Воронеж, нас был целый вагон анимешников, который всю дорогу что-то шил, клеил, доделывал. И с этого момента, с 2007 года, началась история наших выездных косплеев. Мы побывали в Казани, Питере, Чебоксарах, Нижнем, Уфе, Самаре. На определенном этапе к нам подключился Вова.

Вова: Я пришел в 2006 году на свой первый фестиваль и ничего не понял. На следующий год я закачивал школу, и друг показал мне очень мальчиковое аниме. Там были девчонки с большими формами, и это оказало на меня непередаваемое впечатление.

Хиса: Он попал к нам через постель!

Вова: На следующий год знакомые ребята готовили очередной фестиваль, а меня позвали за компанию на озвучку (сценки или постановки). Нужно было записывать фонограмму для выступления.

Марина: Наши сценки идут под фонограмму, которую мы записываем сами. В редких случаях какие-то номера исполняются в живую. Потому что не все готовы выступать перед большой аудиторией, а вот выйти под озвучку намного проще. Да и технически порой бывает сложно озвучить сразу десять персонажей, у некоторых не совпадают голоса.

Вова: Так вот, я пришел на озвучку, что-то там озвучил. После этого меня пригласили на репетицию. Я прихожу, а там все что-то делают. Дико интересно. Потом я спаял портативную колонку. Пришел с ней на репетицию и оказалось, что это именно то, что всем так было нужно. До моей колонки все репетировали под динамик телефона. Следом меня попросили сделать озвучку для какой-то сценки. Я посидел, погуглил и разобрался со всем.

Хиса: В то время мы часто репетировали на улице, в парках и квартирах.

Вова: Мы репетировали в парке Кирова на заброшенном стадионе, чтобы людей не смущать.

Хиса: А ещё за санаторием «Сосновый» собирались.

Вова: Именно туда я и пришел в свой первый раз. Позднее была какая-то сценка, где я впервые вышел на сцену. После фестиваля была огромная пьянка, где меня приняли в клуб и тусовку.

НС: Как люди оказываются в том или ином аниме-клубе?

Хиса: В основном люди приходят потому, что они где-то что-то слышали или их кто-то привел. Второй путь попасть к нам — как это было в случае с Вовой. Мы сами к нему обратились за помощью, и он впоследствии в это всё втянулся. Люди порой сталкиваются с этой культурой, узнают её и понимают, что им это интересно. Я, например, занимаюсь какими-то визуальными делами, Вова занимается озвучкой и технической поддержкой. Потому что фестиваль — это и звук, и свет, и декорации.

НС: Как рос и менялся фестиваль ?

Марина: Начиналось все очень просто — в холле кинотеатра «Дружба». Приглашали людей, были какие-то конкурсы, развлекалочки, показы. Сейчас фестиваль проходит в ДК «Аксион». На первом «Акибане» нас было человек 100-150. Все остальные — зрители или участники не сценического характера. За нашу историю у нас было несколько помещений, в которых мы проводили фестивали. Был ДК «Интеграл», затем был Театр Оперы и Балета. Благодаря Ассоциации КВН мы попали в ДК «Аксион», с которым сотрудничаем на постоянной основе уже несколько лет.

Вова: И если раньше это был фестиваль только по аниме, то сейчас это фестиваль по всем источникам. Например, кто-то любит диснеевских принцесс, он шьет себе костюм и ставит сценку — как живут принцессы в мире зла, да ещё они при этом все зомби. Или люди показывают свой взгляд на мир Бэтмэна. У них там свой Джокер, своя история.

НС: то есть вы как губка — впитываете всё без остатка в себя?

Вова: Сейчас да. Раньше у нас было только аниме.

Марина: Лет 5 назад мы назывались аниме-фестиваль и основной упор был сделан только на это. Вещи извне были редки и попадали в отдельный блок под названием «крейзи дефиле». Обычно все, что было связано с Марвелом или DC попадало туда, так как это не аниме, и было не совсем понятно что с этим делать. Но три года назад, ориентируясь на растущую популярность, мы решили расширить наши рамки и, как показала практика, мы сделали правильный выбор. В этом году количество заявок по гик-блоку и всему тому, что связано с американскими фильмами, сериалами, комиксами и играми гораздо больше, чем аниме-контента. Поэтому у нас изменилось и название фестиваля, мы теперь не просто аниме-фестиваль, мы теперь аниме и гик-фестиваль.

НС: Как стоит понимать приставку гик в данном случае?

Марина: В определенные годы благодаря Владимиру у нас были отличные площадки с научным контентом. У нас есть четкое разделение на сценическую программу и то, что происходит в фойе. Кроме того, что там есть ярмарка, где можно приобрести различный мерч, есть ещё и дополнительные площадки.

Вова: Я в УдГУ занимаюсь научно-образовательно-развлекательными уроками для школьников — устраиваю им научпоп. И несколько лет привозил весь наш балаган со всякими  устройствами, приборами, с жидким азотом, который можно в ладошки набрать. Это очень интересно. Так что пользуясь случаем, советую всем посетить что-то подобное, например московский музей Экспериментаниум — это абсолютно неземные ощущения.

НС: Есть ли у фестиваля какая-то общая тема и основные направления?

Марина: Каждый год мы стараемся выбрать какую-то тему. Но ни в коем случае не навязываем ее участникам и ни в чем их не ограничиваем. Однако стараемся придерживаться общей темы в оформлении фойе, ресурсов в интернете и в связках. У нашего фестиваля есть такая фишка как тематические связки — сквозной сюжет, который связывает воедино все действия. Основной упор всегда был на сценический косплей, и мы считаем это нашим основным достоинством. Мы показываем театрализованные постановки с сюжетом, со специально изготовленными костюмами.

Чем еще хорош фестиваль — тем, что люди видят результат своего труда. Это очень ценно, когда ты делаешь что-то и непонятно к чему приходишь, то вероятность того, что твой интерес угаснет со временем достаточно велика. На фестивале же, когда ты с кем-то делаешь какой-то проект, то живешь с ним. У тебя начинает что-то хорошо получаться. Виден результат. А если ты сделал все отлично, то тебя заметили, твой результат оценили судьи. Вы заняли первое, второе или может быть третье место, и ты получаешь не только признание, но и ценный приз.

НС: У вас и призы имеются? А какие?

Марина: В этом году у нас нововведение — мы учредили грант за достижение в  косплее и дефиле. Мы дарим 10 000 рублей за косплей, и 6 000 рублей за дефиле.

Вова: Но кроме того мы дарим футболки, настольные игры, всякий фанатский мерч.

UmxlE2rGf5E

НС: Я заглянул к вам на сайт, а у вас там собака в космосе, косплей СССР какой-то и атомный блюз. Как прикажете это понимать?

Марина: Для этого надо прийти на фестиваль и узнать. В этом году мы решили совместить мысли о будущем, космос и пост-апокалипсис.

Вова: Хорошо. Сейчас будет небольшой инсайд — это история о собаке Лайке, которая не погибла в космосе. И эта собака вернулась спустя много лет на Землю.

НС: Как вы взаимодействуете с другими городами ?

Марина: К нам в Ижевск охотно приезжают. У нас великолепный местный контент, но слишком ленивый народ. Клубы никуда не ездят. Когда мы активно этим занимались, мы ездили вплоть до Воронежа, делали постановки, ездили на подобные фестивали. Это сейчас фестивали в каждой деревне, а тогда они были очень редки.

Хиса: Да, бывало и такое, что люди из разных городов связывались, делали вместе сценическое выступление.

НС: На фестивале будут участники не из Ижевска?

Марина: Конечно.

Вова: Можно сказать так — к нам на фестиваль частенько приезжают участники из Кирова, Набережных Челнов, Казани, Екатеринбурга, Перми, Чебоксар, Чайковского, Самары, Нижнего Новгорода.

Марина: Ещё из Тюмени и Москвы в этом году нам едут. Один из ведущих у нас приезжает вообще из Сургута.

Хиса: Мне нравится, что с развитием общения и интернета команды между собой начали сотрудничать.

Вова: О да! А раньше какие были споры. Ты помнишь?

Марина: Лет 10 назад было сложно представить, что я буду сидеть рядом с Вовой и Хисой и абсолютно спокойно разговаривать. Это было просто нереально. Мы относились к разным клубам. У «Анимании» на тот момент был другой руководитель с очень напряженной позицией по отношению к остальным клубам.

Хиса: У нас всех тогда были просто разные взгляды на одни и те же вещи. Мы часто ссорились. Были плохо знакомы, а ещё всё же возраст был для этого слишком подходящий. Нам было от 16 до 20 лет. И мы не всегда могли решить вопросы бесконфликтно.

Марина: Но в какой-то момент мы пришли к пониманию, что нам нужно объединяться.

Хиса: Это вполне естественный этап. Его сложно избежать, но его можно перерасти.

Вова: Да, все верно. Либо ты умрешь, либо перейдешь на следующий уровень

НС: Чем аниме-фестиваль отличается от аниме-пати? Я был на одной аниме-пати в «Авиаторе» и там было очень весело. Мальчики целовались на сцене с мальчиками. Девочки с девочками.  Сложно представить себе подобное на сцене Дворца Культуры.

Вова: Собираясь на фестиваль стоит понимать, что аниме-пати — это когда все пришли в клуб, быстренько провели несколько конкурсов, играет музычка, все выпили пивка, повеселились. Аниме-фестиваль — это совсем другое. Это, во-первых, без пивка, во-вторых, мероприятие идет 6-7 часов с тремя актами и двумя антрактами. Фестиваль разбит на две составляющие — первая происходит на сцене, вторая — в холле.

НС: Что в этом году приготовили организаторы фестиваля?

Вова: В холле у нас будут настольные и компьютерные игры, MTG, ярмарка с мерчендайзом либо DIY, либо привозным.

Хиса: Поскольку аниме-культура подразумевает еще и рисование, то у нас будут художники. Со второго фестиваля мы начали делать наш клубный арт-бук, который издается ежегодно. Мы достигли такого уровня, что экземпляры наших арт-буков теперь хранятся в музее Манги в Киото. На сценических выступлениях представлены клубы айкидо, восточных единоборств — все что связано с масскультурой и восточной культурой.

Марина: В этом году мы выписали фотобудку. Ещё у нас будет то, что вышло из классического аниме-фестиваля и осталось — фотоуглы. Люди шьют костюмы, они хотят получить хорошие качественные фотографии. Мы аккредитуем и отбираем профессиональных фотографов. У нас есть профессиональный фотоугол и тематический. Мы стараемся постоянно расширять наши технические возможности. На этом фестивале у будет шлем виртуальной реальности Oculus Rift, доступный каждому посетителю. Второй год подряд мы ставим Кинект с такой волшебной вещью как джаст-дэнс.

НС: Как у вас на мероприятиях обстоят дела с цензурой в связи с последними депутатскими законами? Вы же, наверное, не сильно пострадали от Мизулиной.

Марина: Рассказать как мы вчера выбирали картинку к одному из сценариев? Чтобы не дай бог не попасть под закон, потому что мы все в каком-то смысле теперь параноики.

Вова: У нас достаточно строгая цензура. Мы сами цензурим и проверяем все выступления по юридическим нормам. И ни в коем случае не допускаем чего-то двусмысленного и выходящего за рамки дозволенного.

НС: Сколько лет вашей аудитории?

Хиса: В основном это подростки от 12 лет и до бесконечности. На наши мероприятия приходят люди за 40. Это ведь только на первый взгляд кажется, что аниме-культура рассчитана на детей, но на самом деле это культура молодежная. Учитывая то, что везде у нас указан маркер «12+» мы не рассматриваем детей как нашу целевую аудиторию.

Вова: Да, мы рассчитываем все же на людей чуть старше. Поэтому не допускаем детей на наши фестивали.

Марина: Даже если родители пишут, что они готовы прийти с ребенком. Мы их предупреждаем, что там будет контент не для детей. Это не детский утренник-праздник. Там не будут бегать аниматоры за детишками и веселить их.

Марина: Основная и самая активная наша аудитория — это молодые люди от 15 до 25. Младший возраст — это в основном зрители, которые приходят посмотреть, познакомиться с аниме-культурой. Все, кто постарше, приходят только посмотреть, покряхтеть, вспомнить старые времена.

НС: Как глубоко вы погружены в японскую культуру?

Хиса: Достаточно глубоко, правда, скорее в азиатскую в целом. Немного знаю язык, обычаи, жизненный уклад. У меня есть друзья из этих стран. На самом деле очень многие анимешники с течением времени начинают больше узнавать и больше понимать в плане культуры. Хотя бы через те вещи, которые присутствуют в аниме и обычны для японцев, но необычны для нас.

Вова: Мне также близка азиатская культура в целом. Очень нравится корейская культура, сейчас я учу язык, музыку слушаю. Японская культура тоже супер, я до сих пор увлечен классической культурой, становлением религии в Японии, тоже чуть-чуть знаю язык, потому что аниме смотрел с субтитрами. Ну ещё палочками умею есть, саке пить.

НС: Последний, пожалуй, вопрос — как долго вы будете заниматься фестивалями и появляются ли у вас последователи?

Марина: У нас была одна девушка, которая занималась раньше караоке, она сказала, что в тот момент, когда мы будем внутренне готовы в к тому, чтобы это отпустить, придет человек, готовый этим всем заниматься. Пока этого не происходит. Пока нам самим это интересно.

Вова: Я считаю своим долгом и занимаюсь этим все время — попыткой привлечь новых ребят в ту часть фестиваля, которая занимается организацией. У нас есть куча волонтеров, у которых есть своя тусовка. Мы для них как старшие братья, но не единомышленники. Между нами есть ступенька. Мы — старая гвардия. А они — следующая волна.

Хиса: Даже если взять клуб. До меня была моя старшая сестра, потом пришла я, Юля, Тамара, потом пришел Вова. Все меняется. Приходят новые люди. И новая кровь безусловно есть. И им нужно давать шанс проявить себя, потому что мы, например, уже в каких-то моментах устареваем. Нам важно, чтобы это все жило, развивалось, появлялись новые люди.

Вова: И они будут. В любом случае уйдем мы — придут другие. За нами же целая армия. Причем мы не стоим на месте, мы постоянно эволюционируем и развиваемся. Мы же уже давно вышли за рамки только аниме. И это вполне логичный и сознательный шаг. Мы принимаем в наши ряды всех — и тех, кто только комиксы американские читает, и тех, кто только в компьютерные игры играет. Но если люди хотят сделать по мотивам этого сценки — вперед, давай, делай. Покажи всем как ты хорош.

фото: Павел Митрошин

видео: Владимир Анкудинов

Материалы по теме
Есть ли жизнь за барной стойкой?
На прошлых выходных поговорили о коктейлях и образе жизни с Александром Ивановым, представителем независимой ассоциации барменов «Mr. Bartender» и работником бара «Сегодня можно»
0:28
Интервью с одним из самых немногословных и загадочных ижевских музыкантов
Есть ли жизнь за барной стойкой?
На прошлых выходных поговорили о коктейлях и образе жизни с Александром Ивановым, представителем независимой ассоциации барменов «Mr. Bartender» и работником бара «Сегодня можно»
0:28
Интервью с одним из самых немногословных и загадочных ижевских музыкантов
comments powered by HyperComments